РАЗМЕР ШРИФТА:
AAA
ИЗОБРАЖЕНИЯ:
ВЫКЛВКЛ
ЦВЕТ САЙТА:
ОБЫЧНЫЙ САЙТ
МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ «МЕЖПОСЕЛЕНЧЕСКАЯ ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА ЗАВЬЯЛОВСКОГО РАЙОНА»

События и памятные даты

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс

Лица Победы. Руфина Павловна Остапенко

Фоторепортажи

К 75-летию Великой Победы — очередная история о тех, кто пережил огненные годы.

Из воспоминаний Остапенко Руфины Павловны

Близится юбилей Победы. Вот и мне, как свидетельнице тех горьких событий, с высоты прожитых лет хочется поделиться своими детскими впечатлениями. Мы, дети войны, тоже можем рассказать о ней достоверно и детально.

Я родилась в 1934 году. Жили мы в Смоленске. Моя мать А.В. Шиянова в начале войны была в Москве в командировке, и к нам вернуться она, конечно, уже не мгла. Мы остались с бабушкой Лидией Поднебесной, мне 7 лет, сестренке 2 годика. Был и отец Павел Кузьмич Шиянов с нами, но его в первые же дни оккупации арестовали. Потом их, человек, 100, повели на расстрел. По дороге развороченная, искореженная земля, везде битый кирпич и стекло. Отец, видимо, решил рискнуть: поднял кусок стекла и порезал себе ногу: кровь фонтаном брызнула. Немец оказался на удивление сердобольным, не пристрелил раненого. Велел перевязать рану и догонять колонну. Как только толпа скрылась за углом, отец, как смог побежал, приполз домой. Бабушка была знахаркой. Она и выходила отца. А он, как только выздоровел, ушел за линию фронта, к нашим. Воевал, несколько раз был ранен, в последний раз тяжело, в легкие.

У моей бабушки на фронт ушли четыре сына, старший со своим сыном. Оба погибли.

Бабушка два года прожила в оккупационном немцами Смоленске. Мы, внучата, никогда не видели ее растерянной или плачущей...Каждую ночь она закрывала нас своими руками и приговаривала при визге падающей бомбы: «Это не наша»…Снаряды падали вокруг нашего дома, но все мимо. Все дома вокруг сгорели, а наш остался. В нашем большом доме всегда жили три-четыре семьи. Бабушка принимала, кормила, лечила семьи беженцев и погорельцев. С нами бегало десять-двенадцать ребятишек. Мы играли все вместе, катались на лыжах, пасли коз, копали картошку, собирали в лесу ягоды и грибы. 

А еще  бабушка умудрялась из своих длинных и широких юбок шить нам к праздникам обновки. Даже с немцами умела общаться (правда жестами больше), когда они приходили с обысками или за продуктами.

Запомнилась расправа над евреями. Недалеко от нас был еврейский поселок. По длинной в двести домов улице мы ходили к папиному брату. Дорога шла пологим спуском к Днепру, где мы зимой катались на санках. Однажды пришли, а поселок пустой, во всех домах окна и двери нараспашку, а по снегу разбросаны одежда, подушки, одеяла…

Потом старшие ребята повели нас ко рву за поселком, и мы увидели страшную картину… Штабелями друг на друге лежали расстрелянные жители поселка…

Очень хорошо помню окончание войны. Сестренка Валя, обычно стеснительная, даже робкая, как-то встала ни свет, ни заря и во весь голос стала петь военные песни. Одна бабка удивилась: что, ты мол, с утра пораньше так громко поешь. Валя отвечает: «А потому что завтра кончится война, вот и пою!» И ведь верно! Назавтра, 9 мая сообщили о победе. И откуда бы этой пигалице заранее знать, что случится завтра.

Мама, потеряв нас, пересела на полуторку (ведь в молодости она водила трактор!) и стала возить зерно на мукомольные комбинаты, чтобы было из чего печь хлеб для фронта. Когда Смоленск освободили, она нашла нас, но полуторку не бросила, а стала работать на восстановлении Днепрогэса, взорванного немцами при отступлении. В 1945 году, после госпиталя, мой отец вернулся домой. Но врачи сказали: хочешь жить, меняй климат на более теплый. Так мы оказались в Казахстане.

После войны я поступила в Семипалатинский педагогический институт. Я с детства была активной общественницей, всегда в первых рядах пионерской дружины, комсомольской организации. Наверное, поэтому и выбрала профессию учительницы. В Семипалатинске я вышла замуж. Мужа вскоре перевели в Караганду. Здесь я работала пионервожатой, и учителем, и завучем в школе, а потом обкоме комсомола.

А потом мы переехали в Мангышлаг. Здесь я работала в горкоме, горсовете, а потом школе отдала 25 лет. В средине 60-ых годов поступил запрос на мужа из «Удмуртнефти». Так мы и осели здесь, как оказалось навсегда.

Здесь дочь окончила УдГУ, пошла по специальности мамы. Внук учится по специальности «Экономика и право». Кстати, весьма смышленый, активный мальчик. Мы порой ведем жаркие дискуссии. Ведь я, как и раньше, много читаю, интересуюсь политикой. В заключении хочу добавить, что мои скромные заслуги отмечены знаком «Ветеран труда», медалью «За трудовую доблесть».

Страшные годы войны никогда не уйдут из моей памяти. Вот почему надо быть добрее, честнее, заботливее, чтобы это зло никогда не повторилось! Чтобы дети и внуки наши не знали, что такое война!

6 мая 2020 года

Читайте вместе с нами

© 2008-2020; www.zbib.ru - МБУК «МЦБС Завьяловского района»