РАЗМЕР ШРИФТА:
AAA
ИЗОБРАЖЕНИЯ:
ВЫКЛВКЛ
ЦВЕТ САЙТА:
ОБЫЧНЫЙ САЙТ
МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ «МЕЖПОСЕЛЕНЧЕСКАЯ ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА ЗАВЬЯЛОВСКОГО РАЙОНА»

Они посетили наш край

Литературная карта Завьяловского района

Якшур встречает президента

22 апреля 1993 года в жизни якшурцев произошло очень важное событие. Они принимали у себя высокого гостя, первого президента России- Бориса Николаевича Ельцина.

Море людей, автомашины. Ничего подобного не видела якшурская земля. Во всеоружии со своими атрибутами готовились к встрече представители прессы, радио, телевидения. Среди них москвичи, иностранцы. Поеживаясь от неприятного ветерка, они берут интервью у  участников встречи. Устанавливают лестницы-подставки, чтобы с них удобнее было снимать моменты предстоящей беседы. Другие устраиваются на сельхозмашинах, расставленных ровными рядами на бетонированных площадках.

Вот представитель Швеции- высокий мужчина берёт интервью у председателя колхоза -племзавода «Путь Ильича» Валерьяна Арсентьевича Никитина. Вопросы ординарны:

- Что Вам дают происходящие в стране реформы?

Говорит по - русски исключительно чисто и правильно.

…Но вот появляется кортеж правительственных машин. Из второй чёрной с российским флагом машины выходит Борис Николаевич. Обыкновенный мужчина, выше среднего роста, крепкого телосложения. Он оглядывается, улыбается и приветствует собравшихся. Затем направляется к механизаторам. Его приветствуют хлебом-солью. Гостя сразу окружают корреспонденты. И буквально в полутора метрах Президента совсем не видно и не слышно. «Выручают» сопровождающие. Они информируют о результатах встречи на «Ижмаше» и о том, как будет развиваться экономическая политика в республике, при этом особо подчёркивается, что Удмуртия будет иметь прямые связи с зарубежными странами по поставке нефти и оружия, производимого на заводах.

Беседа Президента с механизаторами велась в основном о трудностях земледельцев.

Затем процессия направилась в дом механизатора Евгения Григорьевича Никитина, где был накрыт стол удмуртскими блюдами, естественно, традиционными перепечами.

Хозяйка сама обслуживала высокого гостя, с некоторым смущением. И шутя заметила, что никогда не чаяла встречать в своём доме царя…на что Борис Николаевич ответил соответственно, мол, да, Вы встречаете царя Бориса… На прощание подарила ему шерстяные носки. Гость с благодарностью принял этот подарок, сказав, что они как раз пригодятся в дороге.

При выходе из ворот на вопрос из толпы об угощении Президент с улыбкой ответил, мол, да, меня угощали… чем-то красненьким, шанежками (так он назвал перепечи).

Край мой Завьяловский. История и современность.- Ижевск: Удмуртия,1997.-264с

Б.Соколов, профессор

В гостях  у «Пугачёнка»

Очерк

Во время этнографической экспедиции от Центрального Музея Народоведения в Марийскую и Вотскую области прошлым летом мне пришлось побывать в вотском селе Завьялове, находящемся на пути между теперешней столицей вотяков г. Ижевском и Камской пристанью Гольяны.

Завьялово расположено на удивительно живописном месте в 17 верстах от Ижевска.

Здесь мне предложили познакомиться с проживающим в Завьялове «Пугачёнком», то есть с потомком Пугачёва, как упорно говорит об этом молва. Я, конечно, выразил самое горячее желание увидеть его и побеседовать с тем лицом, которое имеет такое интригующее прозвище.

Передо мной предстал пожилой степенный крестьянин с густой седой бородой, высокого роста и крепкого телосложения. Иван Дмитриевич Иванов любезно пригласил к себе в дом.

Вся обстановка, чистота и убранство его дома и двора говорили за солидарность и хозяйственность его владельца. В завязавшемся оживлённом разговоре И.Д.Иванов действительно, подтвердил, что его род связывают с именем Пугачёва, и показал на висевший на стене большой почерневший от времени портрет своего прадеда, Андрея Григорьевича Иванова. Под портретом имелась теперь уже стёршаяся вотская надпись «Пугач-пи»- Пугачёнок и фамилия писавшего портрет художника О.М.Евграфова.

Портрет изображает довольно представительного с окладистой бородой и выразительными глазами мужчину с низким лбом и суровым взглядом. Это и был, по преданию, ближайший потомок Пугачёва.

Местное предание говорит, что проезжавший через Завьялово Пугачёв, направляясь от Камы к Ижевску, пробыл в вотском селе Завьялово не более дня, чтобы дать отдых людям и лошадям, уставшим от езды по непроходимому лесу. Местное население при внезапном прибытии Пугачёва большей частью разбежалось. Убежал и предок Иванова. Однако его жена осталась дома.

Пугачёв нашёл у ней на дворе много наваренного пива и кумышки, расположился на его усадьбе. Близости Пугачёва к гостеприимной вотячке народная молва приписала укрепившееся за родом Ивановых прозвище «Пугачёнки».

Любезный хозяин познакомил меня со своей 80-летней тёткой Авдотьей Васильевной Захаровой. Эта старушка передала нам легенду о «Пугачёнке» в несколько иной вариации, рассказывала она со слов своей бабушки-жены того самого Андрея Григорьевича. Прозвание рода Ивановых «Пугачёнками» или «Пучонками» объясняется  тем, что принявшая Пугачёва вотячка, только недавно перед этим разрешившаяся сыном, встретила Пугачёва у себя на дворе, став на колени и подняв ребёнка кверху. Пугачёв обласкал ребёнка и выразил большое удовлетворение, что она не убежала от него, в то время как другие крестьяне его перепугались.

Пугачёвцы говорили: «Не бойся, не тронем, не на крестьян идём, а на Ижевск». Вотячка отдала всё наваренное для крестьян пиво и вино. Это ещё больше понравилось Пугачёву: «Две бочки -15 вёдер выпили!». На прощание Пугачёв оставил ласковой хозяйке кошелёк с золотом- этим, кстати, в народе объясняют сравнительную зажиточность Ивановского рода. Во время пребывания Пугачёва в Завьялове он велел повесить встретившего его с крестом завьяловского попа. Оказывается, еще в селе Виль Казьмас местные крестьяне нажаловались Пугачёву, что завьяловский поп много берёт денег с вотяков. Старики и сейчас знают то место, где Пугач повесил этого попа- около бывших ворот околицы- у речки Изошур.

Заинтересовавшись этими рассказами о Пугачёве, я навёл исторические справки, и действительно, в документах подтверждается многое из того, что говорили в предании.

Появление Пугачёва в этих местах относится к 20 числам июня 1774 года, когда Пугачёв после своих неудач под Троицкой крепостью изменил свой маршрут и внезапно, направившись через Красноуфимск, очутился на берегах Камы. После известного взятия 21 июня крепости Осы, сдавшейся Пугачёву во главе с начальником гарнизона, Пугачёв переправился через Каму, сжёг Воткинский завод, рабочие которого были выведены начальством в Ижевск, направился к последнему. «Не доходя 12 вёрст до Ижевского завода,- говорили на допросе в Екатеринбурге перебежчики, казак Сесюнин и мастеровой Галушин,- встречены были близ села Завьялово сборною заводскою командою под начальством управляющего теми заводами Венцеля и обергитен- фервальтеров Ижевского- Алымова и Воткинского- Клепикова. Не устояв против многочисленной толпы, эта команда бежала, преследуемая мятежниками. Венцель и другие начальствующие лица были убиты. Заняв завод, мятежники приступили к грабежу, найденного там лекаря Рафена и жену закололи и одного подьячего засекли до смерти. Предав после ряда бесчинств завод огню, выступили, в 5 верстах расположились лагерем, где повесили двух пономарей и одного дьякона».

Отсюда Пугачёв быстрым темпом пошёл прямо на Казань. Ижевский завод был сожжён 27 июня.

Таким образом, из документов довольно точно выясняется как дата появления Пугачёва в Завьялове около 25 июня 1774 года, так и пребывание его в Завьялове, краткость этого пребывания, столкновение с заводскими кузнецами, принуждёнными сражаться с их начальством, и казни духовенства в округе. Кстати, и в других местах сообщается о суровой расправе Пугачёва с духовенством, конечно, по просьбе вотяков, стонавших от насильственного крещения и поборов.

Что касается «Пугачёнка», то Андрей Григорьевич Иванов не мог быть ни сыном Пугачёва, ни тем мальчиком, которого обласкал он, дело в том, что пойдя на Завьяловское кладбище, я прочёл надпись на памятнике  Андрея Григорьевича Иванова. Оказывается, А.Г.Иванов родился в 1797 году 12 августа, 12 лет был «строителем» местной церкви, умер 24 июня 1843 года. Ясно, что Андрей не мог быть сыном Пугачёва, другое дело отец Григорий. Если он был в том или другом случае, согласно приведённым выше версиям местной легенды, «Пугачёнком», то к моменту рождения Андрея ему было 23 года. В эти годы вотский парень уже обязательно должен бы быть женатым и мог быть отцом. Кстати, слово «пи» в вотском языке обозначает не только сына, но и мальчика вообще. Особого названия для внука нет. Таким образом, надпись «Пугач-пи»- Пугачёнок можно отнести и к внуку Пугачёва и вообще к его потомку. Надпись на могиле, что А.Г.Иванов был строителем, подтверждает предание об его зажиточности. А.Г.Иванов по преданию был неграмотным. Он даже «генералов» с завода принимал в своей вотской одежде. Несмотря на свою неграмотность, он отличался большой предприимчивостью и достатком.

6-е поколение «Пугачёнков» уже все грамотные, одна из дочерей И.Е. Иванова-учительница, другая- студентка Московского университета, старший сын тоже студент, ещё дочь- в педтехникуме.

Журнал «Красная Нива»,  №3, 1927

Край мой Завьяловский. История и современность.- Ижевск: Удмуртия,1997.-264с.

М.И.Калинин в Завьялово

В ноябре 1924 года М.И. Калинин приезжал в Ижевск и принимал участие в работе VIII Удмуртской областной партконференции. А 26 ноября он вместе с председателем облисполкома И.А. Наговицыным выехал в село Завьялово. Их сопровождали корреспонденты газет «Ижевская правда», «Гудыри» и несколько ответственных работников облисполкома.

Село готовилось к встрече. Весть облетела всю округу. И с раннего утра26 ноября в Завьялово потянулись крестьянские подводы из близлежащих деревень. Центральная улица села, одетая в праздничный наряд, была запружена народом. И вот на дороге показались легковые автомобили. Навстречу М.И. Калинину вышел с хлебом солью председатель волисполкома М.С. Иванов. Принимая дар уважения и дружбы, Михаил Иванович низко кланяется и благодарит крестьян за столь трогательный приём. Затем все направляются в школу, в которой было назначено собрание. Их встречают пионеры с красным полотнищем, на котором начертано: «Да здравствует Всесоюзный староста М.И.Калинин».

Михаил Иванович сказал, что с докладом выступать не будет, а попросил крестьян рассказать об их жизни, нуждах. И завязалась откровенная беседа. В ней приняли участие Иван Тяпкин, крестьянин из Шурдымки, активный участник становления Советской власти на местах, член сельсовета Филипп Калабин; бедняк из деревни Мартьяново Пётр Ананьев, Гаврил Кочкарёв из Пычанок, Елена Фёдорова из Старых Кен и другие. Они говорили о неотложных вопросах: плохом финансировании сельсовета, о ссудах, недостатках в налоговой работе, недостаточном количестве школ в  волости, жаловались на некоторых представителей местной власти.

Выслушав всех, Михаил Иванович доступно, ссылаясь на примеры и факты, объяснил крестьянам налоговую политику советского правительства. Он рассказал куда идёт налог, почему он так тяжёл до сих пор. Михаил Иванович объяснил, что государству приходится расходовать большие средства на восстановление промышленности. Он говорил, что без этого сельское хозяйство не получит машин, плугов, мануфактуры, что налоги используются также на строительство железных дорог, на укрепление обороноспособности страны.

Особое внимание обратил на то, что крестьяне вели хозяйство умело. «Мы сотни лет трудились для других, теперь мы живём самостоятельно…Я думаю, что для себя-то потрудиться можно»- сказал М.И.Калинин.

Стремясь сохранить в памяти эту замечательную встречу, крестьяне предложили М.И.Калинину сфотографироваться. Он охотно согласился.

Той школы, в которой проходила встреча, уже нет. На этом месте построено каменное здание, где сейчас размещается администрация района.

Край мой Завьяловский. История и современность.- Ижевск: Удмуртия,1997.-264с.

 

Ульяновы в Гольянах

После освобождения из тюрьмы в июне 1912 года старшая сестра В.И. Ленина Анна Ильинична с матерью Марией Александровной совершили двухнедельную поездку на пароходе по Волге и Каме, побывав в Самаре, Казани и Ижевске, где они встречались со своими родственниками.

16 июня 1912 года в 6 часов вечера они на пароходе прибыли на пристань Гольяны и в тот же день экипажем приехали в Ижевск. Находились они в Ижевске  до 25 июня у двоюродной сестры Ильича – Марии Андреевны Грачевской, которая сделала все для того, чтобы отдых Марии Александровны и Анны Ильиничны был приятным. Об этой поездке Мария Александровна в письме, адресованном Марии Ильиничне, писала: «Пишу тебе уже с места… Дорога на лошадях была хорошая, нас поджидал уже экипаж крытый, очень удобный – проезжали и сосновым лесом, и полями, засеянными рожью, на которых выглядывали васильки - любимые цветы твои, и яровыми полями, вообще дорога была живописная.

Встретила нас Мария Андреевна со своей приемной дочерью. Помещение здесь очень большое, и мне с Анной приготовили особую комнату. Дом очень удобный, красивый: два балкона, сад, масса цветов. Отдохнула я вполне с дороги. В воскресенье гуляли мы, осматривали Ижевский завод, он очень большой, настоящий город, в нем, говорят, 50 тысяч жителей, мужская и женская гимназии. И несколько других учебных заведений.

Завтра думаем ехать в березовый лесок и луга, принадлежащие М.А., у нее корова и лошадь своя.

На днях будет сенокос, пойдем сгребать сено.

По Каме плыли очень хорошо в отдельной двухместной каюте. Сошли на последней пристани Гольяны, где поджидал нас экипаж…»

Девять дней Ульяновы жили в Ижевске.

В обед 25 июня они выехали из Ижевска.

Когда подъезжали к Гольянам, перед ними открылась панорама полноводной красавицы Камы с ее островами, сверкал великолепный двуглавый белокаменный храм - Крестовоздвиженская церковь, среди маленьких, убогих деревянных домов. Каменных домов здесь не было, за исключением здания волостной земской управы, соленого склада, мануфактурных подвалов да как крепость стоящего доныне на берегу Камы – Арсенала Ижевского завода. Деревянные дома длинными нитями распластались в разные строны от села по обе стороны речки Гольянки, образуя самостоятельные поселения – Опалиху и Хутор.

В Гольяны Мария Александровна и Анна Ильинична приехали в 8 часов вечера и через час отбыли. Об этой поездке матери и сестры знал и Владимир Ильич. 1 июля 1912 года в письме из Кракова он писал:

«Дорогая мамочка! Получил твое письмо с сообщением о поездке по Волге и Каме…

Желаю Вам хорошенько отдохнуть…»

В день 118-й годовщины со дня рождения Владимира Ильича Ленина состоялось в Гольянах открытие мемориальной доски. На мраморе - золотыми буквами текст: «Здесь, в Гольянах, 16 и 25 июня 1912 года были мать и сестра В.И. Ленина Мария Александровна и Анна Ильинична Ульяновы».

Край мой Завьяловский. История и современность.- Ижевск: Удмуртия,1997.-264с.

 

Волжско – Камская флотилия

В конце июля 1918 года Федор Раскольников был назначен членом Реввоенсовета Восточного фронта и политическим руководителем Волжской военной флотилии.

В состав Волжской военной флотилии были включены: два корабля - №1 и №2, находившиеся на реке Белой; №3 и №4 из Нижнего Новгорода, три корабля Симбирского отряда, восемь быстроходных катеров - истребителей находились в Царицыне, четыре катера двигались по железной дороге из Балтийского моря, четыре миноносца типа «Сокол» шли своим ходом оттуда же по Мариинской водной системе. Многие корабли нужно было сразу ставить на ремонт, другие не имели возможности вступать в действие из-за отсутствия снарядов и пулеметов.

21 августа в состав флотилии вступили два вновь вооруженных корабля - №5 (Ваня – коммунист») и №6 («Добрый»), оснащенные: «Добрый»- шестью пулеметами и тремя 75 и 47 –мм пушками, «Ваня - коммунист» - 10 пулеметами и пятью 75 и 37 –мм орудиями.

23 августа в командование вступил Раскольников, его помощником назначен Н.Г.Маркин.

Передвигаясь с подремонтированными кораблями вверх по Каме, 1 октября 1918 года при разведке Николай Григорьевич Маркин в неравном бою под Пьяным Бором погиб. С горящего корабля «Ваня – коммунист» удалось спасти 19 человек, а большая часть команды после взрыва собственных снарядов пошла ко дну.

В память комиссара Николая Маркина вооруженный пароход «Добрый» был переименован в «Товарищ Маркин».

15 октября Волжско – Камская флотилия под командованием Раскольникова в ожесточенной схватке, захватив несколько катеров противника, заняло село Каракулино. Овладев селом, красные моряки решили пройти сквозь расположение белых в Сарапуле, и  как описывает в своей книге «Борьба за Волгу и Каму в 1918 году» помощник начальника штаба флотилии И.Н.Колбин, задача эта была блестяще выполнена.

17 октября. Вот что рассказывает об этом сам Ф.Ф.Раскольников: «…я узнаю, что недалеко от Сарапула, в селе Гольяны, сидят на барже под угрозой расстрела арестованные белым командованием рабочие Ижевского завода. Среди них много коммунистов «Необходимо их всех освободить», - приходит мне в голову.

Но баржа с арестованными стоит в белогвардейском тылу: между Сарапулом и Гольянами проходит линия фронта. Значит, надо прорваться в тыл и применить военную хитрость. Я тороплюсь на корабль. Сарапульские товарищи взволнованно трясут на прщание руки и желают успеха.

Но баржа с арестованными стоит в белогвардейском тылу: между Сарапулом и Гольянами проходит линия фронта. Значит, надо прорваться в тыл и применить военную хитрость. Я тороплюсь на корабль. Сарапульские товарищи взволнованно трясут на прощание руки и желают успеха.

Вернувшись на «Прыткий», я отдаю по миноносцам приказ:

- Спустить красные флаги!

Все недоумевают, но беспрекословно подчиняются.

-Все на верх! С якоря сниматься! – раздается бодрая команда, начинается аврал.

Наконец миноносцы дают ход и осторожно отходят от пристани. Мы отправляемся в поход. Голые мачты, как гигантские шесты, сиротливо чернеют без флагов. Старательно огибая частые отмели и перекаты, три миноносца, как черные лебеди, плывут по широкой и многоводной Каме, острой грудью разрезая спокойную воду реки.

…Слева по носу, на горе, показалась белая каменная церковь села Гольяны. Против нее, посреди реки, стоит на якоре почерневшая деревянная баржа, на которой сидят и стоят вооруженные люди в черных полушубках и косматых бараньих шапках. Рядом с церковью сереет трехдюймовое полевое орудие, в амбразуре колокольни торчит пулемет. Недалеко от церкви, у пристани, стоит широкий и неуклюжий колесный пароход.

Когда миноносец «Прыткий» поравнялся с плавучей тюрьмой, я скомандовал:

- Его превосходительство адмирал Старк приказывает вам приготовиться. Мы сейчас возьмем баржу с арестованными на буксир и отведем в Уфу.

- А как же красные? – нерешительно спросил один из конвойных.- Ведь они в Сарапуле.

Сарапул сегодня утром занят нашими доблестными войсками. Красные бежали в Агрыз, - ответил в мегафон по моему приказу вахтенный начальник».

На флагманском корабле, рядом с командующим Волжско –Камской флотилией, бесстрашный комиссар морского генштаба Рейснер Лариса Михайловна, отчаянно решительная женщина, жена и друг Федора Федоровича Раскольникова. В своей книге «Фронт» она очень подробно опишет день 17 октября 1918 года.

«…Сколько сознательного, холодного зверства успели совершить отступающие враги… Отступая, белые погрузили на баржу 600 человек наших и увезли – никто не знает куда.

Никто никогда не узнает, никто не раструбит на всю чувствительную Европу о тысячах солдат, расстрелянных на высоком камском берегу, зарытых течением в илистые мели, прибитых к нежилому берегу. В одном месте сбрасывали в Каму жен и детей красноармейцев и даже грудных пискунов не пощадили. В другом – на дороге до сих пор алеют запекшиеся лужи.

И вот еще один переход…и мы у цели. Из-за острова и поворота Камы наши суда полным ходом проходят село и выше его делают поворот, разворачиваются – маневр очень трудный на таком узком месте. В кустах мелькают палатки лагеря, расстилается дымок походных кухонь. «Без приказа огня не открывать»- передает сигнальщик с одного миноносца на другой.

На главном миноносце «Прыткий» командиром корабля был И.А. Георгиади, «Прочный» шел под командованием Н.М.Толокнова и третий – «Ретивый» - вел Н.Ю. Рыбалтовский.

Когда наши моряки заглянули в трюм баржи, то их взору представилась ужасная картина. В трюме стоял зловонный запах, так как арестованным не разрешали выходить наверх, и они испражнялись там же, в трюме. Истощенные от голода, они еле держались на ногах. Большинство были раздеты и покрыты только рогожками. Никто не верил в возможность спасения. Накануне из числа арестованных было расстреляно 30 человек, и 18-го числа эта участь должна была постигнуть всех остальных.

Рано утром, когда низкое небо было покрыто нависшими над городом тучами, начался великий исход. Бледные, исхудалые, измученные, полуобнаженные люди, сжимая на груди накинутые на плечи рваные рогожки, босиком шли на базарную площадь. Сарапульские рабочие, ремесленники, кожевенники и сапожники с грустным сочувствием смотрели на мрачное шествие. Моряки Красного Флота кричали приветственное «ура». Женщины вытирали слезы.

 Лариса Рейснер назвала узников баржи чудовищными существами в рогожках. После освобождения узников на имя Ленина и Свердлова были отправлены телеграммы о том, что у села Гольяны отбита баржа с пленными и освобождено 432 борца за власть Советов.

Скоро об этом стало известно далеко за пределами села. Из Москвы в Сарапул приехал художник Радимов. Результатом явилось полотно «Люди в рогожках».

Край мой Завьяловский. История и современность.- Ижевск: Удмуртия,1997.-264с.

Читайте вместе с нами

© 2008-2018; www.zbib.ru - МБУК «МЦБС Завьяловского района»
Разработка сайта